ПРЕДИСЛОВИЕ К РУССКОМУ ИЗДАНИЮ

Психодрама — одна из классических форм психотерапии XX века - возникла около 70 лет назад как психотерапевтическая техника для использования в групповой и семейной терапии. Ее создатель - доктор Дж. Л. Морено, австрийский психиатр, эмигрировавший в 1925 г. в США, — задумал ее как систему действий, изображающих внутренний мир человека и социальное поведение с помощью ролевых игр. Психодрама (сочетание двух греческих слов: психо — разум, душа и драма — действие) означает "психодействие". Действительно, именно в рамках ролевых игр и психодрамы был создан совершенно новый терапевтический контекст, отличный от традиционного. Во время сеансов пациенты могли ходить по кабинету терапевта, вы­сказывать и демонстрировать свои чувства и мысли, практиковаться в новых навыках и исправлении своих недостатков. Благодаря пси­ходраме терапевтическая ситуация перестала быть статичной.

Последствия этого открытия вышли далеко за рамки самой психодрамы. Ролевые игры в настоящее время широко применяются во многих терапевтических подходах. Более того, они используются в сфере образования и других неклинических областях, таких, как оценка профессиональных навыков и личностных качеств, деловые игры, игровые имитации судебных процессов, устройства на работу, моделирование, обучение с помощью драматизации и др. В результате столь широкого применения "психодействия" возникла новая широкая дисциплина, которую часто называют методами действия, тогда как психодрама — лишь один из элементов эффективного клинического воздействия.

Однако действие — не единственная из характеристик психодрамы. Мне хотелось бы упомянуть другую особенность, которая произвела на меня глубокое впечатление 25 лет назад, когда я выбирал для себя область специализации. Психодрама чрезвычайно эффективно использует сильные стороны человека в процессе лечения. Основное внимание уделяется определению здоровой части пациента, компо­нента реальности в фантазиях, воображении и искаженном воспри­ятии. Психодрама выделяет элементы реальности социального мира и стремится восстановить их как в сознательном, так и бессозна­тельном, придавая им рациональную форму. Фактически все клю­чевые понятия в теории психодрамы описывают здоровое, нормальное состояние. Практически ни одно понятие не связано с патологией. Психодрама — это направление, исповедующее позитивизм и опти­мизм, и именно это заставило меня сделать выбор в ее пользу.

Не так давно я писал о необходимости разграничить теорию психопатологии и теорию психотерапии (Киппер, 1992). Первая объясняет этиологию различных психологических расстройств и связан­ных с ними процессов, тогда как вторая определяет средства для изменения и исправления психологических нарушений. Мысль о раз­граничении двух теорий не нова, но на практике реализована не была. Естественным следствием этой идеи становится признание того, что психотерапия может рассматривать личностные процессы иначе, чем процессы, вызвавшие патологию. Например, предположим, что головная боль проходит после таблетки анальгина. Значит ли это, что головная боль была следствием недостатка анальгина в крови? Итак, сильная сторона теории психодрамы заключается не в ее связи с теорией психопатологии, а в новом и увлекательном подходе к психотерапии.

Кстати о позитивизме. Еще будучи учеником доктора Морено, я однажды спросил его: "Какую эпитафию Вы хотели бы видеть на своем надгробии?" Он ответил: "Здесь лежит человек, который внес в психотерапию улыбку и смех". На самом деле могилы у доктора Морено нет. Когда он умер, его тело кремировали.

В первой главе представлены два подхода к психодраме, которые я называю классическим и неоклассическим. В рамках классического подхода, обоснованного самим Морено, теория психодрамы и метод ее применения являются неразделимым единством. Именно так все и начиналось. Теория и метод были неразлучны. Многие ключевые психодраматические техники строились как иллюстрации теорети­ческих понятий. Неоклассический подход отделил метод психодрамы от теории на том основании, что практический метод психодрамы совместим с другими теориями и подходами. Итак, читатель может выбрать наиболее понравившийся ему вариант. В остальных главах книги представлены метод, процесс и практическое применение ро­левых игр.

Как я писал в предисловии к полному американскому изданию, я благодарен многим людям, оказавшим мне помощь в работе. Я чрезвычайно признателен моим студентам и ассистентам, принимав­шим участие в семинарах и исследовательских проектах. Тони Мендес убедила меня в необходимости написать эту книгу и, конечно, была права в своей настойчивости. Я благодарен Филиппу Наулену, ис­полнительному директору Отдела непрерывного образования при Уни­верситете Чикаго, за его помощь и поддержку. Я весьма обязан своим коллегам по Университету доктору Дрейбелбису и Полу Полману за их тонкие наблюдения, ценные комментарии и советы. Я искренне благодарен доктору Леониду Кролю за его усилия по внед­рению метода психодрамы в Москве и решение издать мою книгу в России, а также всем, кто принимал участие в работе над русским изданием книги: переводчику Юлии Григорьевой, литературному редактору Михаилу Никуличеву, научному редактору Екатерине Ми­хайловой. Я также хочу выразить свою признательность моей жене Барбаре за ее неустанную поддержку и долгие часы, проведенные ею в работе над рукописью.

Д. Киппер